вторник, 16 марта 2010 г.

Заместитель директора Института демографии про семью.

Обнаружил ссылку на интересную статью у стрёмно сказать, кого :)
Население большинства благополучных развитых стран неуклонно сокращается, а ученые-демографы сходятся во мнении, что радикально повысить рождаемость в нынешних условиях просто невозможно. Поняв, что прямо стимулировать рождаемость бесполезно, в Западной Европе изобрели так называемую семейную политику. Суть ее — в создании максимально благоприятных условий для того, чтобы люди могли иметь столько детей, сколько хотят. Франция тратит огромные деньги на семейную политику, и там рождаемость самая высокая в Европе. Однако до сих пор в экспертном сообществе нет единого мнения о связи этих факторов. Тем более интересно, что Америка не вкладывает ни цента в семейную политику, а показатели рождаемости там даже чуть выше. Об этом парадоксе и о том, какая политика нужна России, чтобы спасти страну от депопуляции, мы беседуем с известным демографом, заместителем директора Института демографии ГУ-ВШЭ Сергеем Захаровым.


— Что такое семейная политика и есть ли она в России?

— Семейная политика, скорее, ближе к решению проблем бедности, проблем неравенства, проблем обеспечения стартовых возможностей для детей. Она может приводить к некоторому росту рождаемости, но это будет косвенный эффект. Россия же на протяжении всей моей работы по демографической теме подспудно или явно пытается с помощью демографии решить экономические проблемы. Чем скорее мы от этого откажемся, тем будет лучше.

— Могли бы вы привести пример умной семейной политики?

— В этом смысле полезно обратиться к опыту Франции. Французская семейная политика направлена на решение самого главного противоречия нашего времени, той цивилизации, которая построена с высоким уровнем городского населения, с высокой занятостью женщин, с высоким образованием. Это противоречие между функциями человека как работника и функциями человека, имеющего семью. Денежные пособия там призваны не только поддерживать семьи с детьми, но и мягко стимулировать возвращение женщины на рынок труда. С одной стороны, если в семье работает только один человек, то эта семья получает более весомые денежные пособия, чем та, которая имеет два дохода. С другой стороны, пособия, которые выплачиваются, если женщина не работает, меньше, чем зарплата, которую женщина могла бы получать. Если оба супруга работают, то государство берет заботу об их детях на себя. Во Франции 99 процентов детей посещают бесплатные дошкольные учреждения. Если вы не пользуетесь детским садом, то государство ежемесячно выплачивает вам несколько сотен евро. Этих денег хватает, чтобы обратиться к услугам государственных бебиситтеров.

— Вы говорите о большей свободе женщины, о гендерном равноправии. Но принято считать, что рождаемость выше там, где для семей характерен традиционный уклад, где женщины не учатся, не работают, а воспитывают детей.

— Сейчас ломаются многие привычные представления. Если говорить о развитых странах, то еще в 1970−х годах там, где уровень женской занятости был выше, уровень рождаемости — ниже. Сейчас статистика показывает, что все ровно на­оборот: в странах с высокой занятостью женщин рождаемость тоже выше. Или раньше утверждалось, что, чем выше уровень образования женщин, тем ниже рождаемость. А сейчас в развитых странах по уровню образования либо маленькая дифференциация, либо, напротив, чаще рожают женщины с высшим образованием. Можно сказать, что до определенного уровня инвестиции в человеческий капитал снижают рождаемость, люди тратят больше времени на образование, на карьеру. А после достижения определенного уровня начинается положительный эффект. Страны с очень развитым человеческим капиталом имеют более высокую рождаемость.

— Учитывают ли российские власти при разработке политики стимулирования рождаемости опыт Франции и других стран?

— Наши власти ведут весьма ретроградную политику и защищают традиционный уклад семейной жизни. Например, с Московской патриархией существует совместная программа, финансируемая за счет государства. Она направлена на то, чтобы снизить количество абортов. Реально программа работает так. Женщина приходит в женскую консультацию и говорит: я хочу сделать аборт. И тут она видит перед собой комиссию — психолог, священник и врач. Врач говорит, что вредно, батюшка, что уродство моральное, а психолог, что всю жизнь вас будет мучить совесть.

В то же время в Концепции демографической политики РФ до 2025 года нет ни одного слова о планировании семьи. У нас эта тема сейчас табуирована. В начале 90−х были созданы сети центров планирования семьи, а сейчас под давлением властей их все переименовали в центры репродуктивного здоровья. Во Франции и в Швеции, например, планирование семьи — краеугольный камень семейной политики. У нас молодежь не имеет доступа к информации о современных средствах контрацепции. Газеты и журналы что хотят, то и публикуют. У нас можно гормональные пилюли покупать без рецепта в аптеке. Россияне, в отличие от людей на Западе, часто не имеют постоянных контактов с врачом.

Наши власти повторяют ошибку, которую уже совершили американцы. Республиканская администрация, один срок Буш-старший и два срока Буш-младший, продвигала ретроградную идею о воздержании, повышении возраста сексуального дебюта. Целью этой миллионной государственной программы было решение проблемы абортов, ранних беременностей, СПИДа. Недавно подвели итоги этой программы, и выяснилось, что она имела прямо противоположный эффект. Зато в тех штатах, где действовали программы по половому воспитанию, проблемы заметно сгладились.

Или, например, Лужков совсем недавно призывал к тому, чтобы продлить отпуск по уходу за ребенком до пяти — семи лет, что соответствует духу традиционных семейных ценностей. Исследования же, проведенные в Швеции и во Франции, показывают, что отпуска по уходу за ребенком продлевать нельзя. Это приводит к снижению рождаемости. Женщинам очень трудно потом вернуться в прежнюю жизнь, выйти на рынок труда. Потери в доходах получаются большие. В результате решение о втором ребенке принимается тяжелее. Подобная политика под вывеской возврата к традиционным ценностям, от которых общество постепенно отказывается, бесперспективна.


Комментариев нет:

Отправить комментарий