суббота, 30 апреля 2011 г.

Объявлено о создании открытого формата интерактивных публикаций — OFIP (Open Format for Interactive Publications)

четверг, 28 апреля 2011 года, 09.00

В форматеСтанислав Куприянов, редактор, Business Guide IT, «Коммерсантъ» В формате

Создание интерактивных iPad-журналов — удовольствие не из дешёвых. Но это ненадолго

Компания WoodWing, один из ведущих игроков на рынке инструментов для digital publishing, объявила о создании открытого формата интерактивных публикаций — OFIP (Open Format for Interactive Publications).

Использовать OFIP можно будет совершенно бесплатно, подробные спецификации уже выложены на сайте www.ofip.info, и это, пожалуй, первая попытка привести существующие на рынке решения к некоему единому знаменателю.

Cоздание интерактивных iPad-журналов дьявольски недешёвое удовольствие. Издательский дом «Медиалайн» провёл исследование платформ для создания интерактивных публикаций три месяца назад.

Рынку нужны более доступные решения. И в этом случае появление открытого и универсального формата, каким может стать OFIP, пойдёт рынку только на пользу.

Подробнее


четверг, 28 апреля 2011 г.

Стросс о космических операх

Как человеку, ушибленному оборонным сознанием, "твердая" НФ мне нравится гораздо больше чем фэнтези. Или хотя бы НФ с обоснованной претензией на твердость. И уж в любом случае, если действие у автора происходит не в нашем мире, то крайне желательно, чтобы он свой мир продумал (объяснил бы, почему в его мире солнце зеленое, да). Потому мне и нравятся "Сингулярное небо" (издано на русском под названием "Небо сингулярности") и "Железный рассвет" Чарльза Стросса. Тем интереснее было прочитать заметку в его блоге, в которой он пишет, как он придумал мир "Неба..." и почему не собирается продолжать этот цикл.


Одно мнение о реформе здравоохранения

Нашел довольно любопытный пассаж (хотя для специалистов и совершенно не новый) о реформе системы здравоохранения.

"Что еще меня неприятно поразило это высказывание о “необходимости сделать государственные программы здравоохранения более отвечающими выбору потребителей”.

И вот мой вопрос: как вышло, что отношение к пациентам как к "потребителям" стало обыкновенным и приемлемым? Отношения между больным и врачом считались особенными, почти священными. Теперь же политики говорят о лечении как об обычной покупке, и единственное о чем идет разговор – соотношение цена/стоимость исключительно в смысле денег.
<…>
Сейчас предполагается, что государство просто переложит проблемы стоимости медицинского страхования на пенсионеров и страховые компании; утверждается, что это замечательным образом решит проблему, так как откроет здравоохранение чудесам "выбора потребителей".

Что не так с этой идеей (не считая явной неадекватности предполагаемых выплат затратам)? Для начала то, что она не работает. "Ориентированный на покупателей" подход к медицине, когда бы его ни пытались использовать, всегда оборачивался не меньшими, а большими затратами.
<…>
Но то, что теперь нам предлагают доверить наше здоровье и жизни подходу, который уже показал свою несостоятельность – только часть проблемы. Как уже было сказано, есть что-то глубоко неправильное в самом подходе к пациентам, как к покупателям и лечению, как к простой покупке.

Медицина – сфера, в которой приходится принимать критические решения, решения о жизни и смерти. Для того, чтобы эти решения были верными, требуется значительный объем очень специализированного знания. Более того, решать зачастую приходится в условиях, когда пациент не вполне дееспособен, находится в шоке, когда действовать необходимо немедленно и нет возможности посоветоваться и обсудить варианты – сравните с выбором покупки в магазине.

Вот почему существует такая вещь, как медицинская этика. Вот почему врачи традиционно считаются людьми особенными. Вот почему от них ожидают поведения, которое соответствует стандартам выше, чем предъявляемые к специалистам в других областях. Вот почему есть сериалы о докторах-героях, но нет сериалов о героях-менеджерах среднего звена.

Мысль, что все и вся может быть сведено к деньгам, что врачи – не более чем "поставщики услуг", предоставляющие эти услуги потребителям, она… не умна. И само использование подобного рода языка в данном вопросе – знак того, что что-то совершенно неправильное происходит не только с обсуждением, но с ценностями общества."


А теперь попробуйте угадать, про какую страну это написано.

воскресенье, 24 апреля 2011 г.

Британская библиотека купила 40 тысяч электронных писем

Национальная библиотека Британии купила самый большой в ее истории архив электронной переписки, состоящий из 40 тысяч писем популярной поэтессы Венди Коуп, сообщает РИА Новости. "Это самый большой архив электронных писем, приобретенный библиотекой за всю ее историю, а возможно — и во всей Британии", — считает Рэйчел Фосс, ведущий куратор современных литературных манускриптов Британской библиотеки.

Архив поэтессы, в частности, содержит переписку с ее знаменитым коллегой Эндрю Моушном, касающуюся сюжета, за которым в 2009 году наблюдала вся Британия. Напомним, тогда истекал срок пребывания Моушна в должности придворного поэта (или поэта-лауреата)

Говоря об архиве, Коуп отмечает, что не все ее письма представляют ценность: большое их число — напоминания о гонорарах. Кроме того, архив содержит 15 коробок с набросками стихов, заметками и списками того, что нужно сделать. Есть среди них и песни, которые писала Коуп, когда работала в школе.

"Я хотела найти хорошее место для моего архива. Было мало времени — мы переезжаем, и нам нужны деньги, чтобы купить дом", — цитирует поэтессу Guardian. "Я спросила Моушна, что мне делать, и он посоветовал обратиться в библиотеку. Я не была уверена в том, что они захотят купить архив, но они захотели", — призналась Коуп.

РИА Новости via Постсовременная библиотека.

С учетом этого, довольно забавно выглядит комментарий Степашина о перспективах электронных книг ("Прошу прощения за такое сравнение, но нельзя заменить живую красивую женщину на резиновую").