суббота, 27 февраля 2010 г.

Просто так

Все конечно замечательно, но из-за поганых форточных ноутбуков мне приходится постоянно держать WiFi-канал открытым: подключайся, кому не лень, и пользуй. За месяц, правда, никто не подключился (люди тут другие живут, понимаешь), но всё же... непорядок... Помятуя талант форточных умельцев удалять гланды перректально: может кто подскажет, как заставить Windows понимать зашифрованный трафик по WiFi от "Мака"?


Сходу придумывается даже два способа - перректальный - заменить Windows на платформу для мыслящих альтернативно прямой - заменить Mac OS на выньдовз :) Которая не предлагает единственный вариант шифрования - WEP (!) %-O

Просто так

Моностих Брюсова странен, но Велимир со своим усмеяльным уродством откровенно противен. Буэ.

среда, 24 февраля 2010 г.

Все мы дети звезд или Практическая астрономия

У нас на Земле есть места, где освещенность хуже, чем на Плутоне. Не верите? Ну давайте посчитаем...

Не так чтобы очень давно видел заметку, некоего человека о том, что он ноябрьским полднем сделал снимок в Питере. Параметры при это выставились следующие: выдержка ~0.4 с, диафрагма f/2.8, чувствительность матрицы 100 единиц ISO. При этом в летний полдень для съемки в Питере же он ставит для ISO 100 выдержку 1/250 с и диафрагму f/11. Так как количество света, пропускаемого диафрагмой, пропорционально квадрату диаметра диафрагмы, а количество света, попавшего на матрицу, прямо зависит от выдержки, получаем, что в ноябре для достижения той же освещенности матрицы, что и летом нужно в (250/2.5)*(11/2.8)^2 ~1543

С другой стороны, освещенность обратно пропорциональна квадрату расстояния до источника света. От Плутона до Солнца примерно 40 астрономических единиц (от Земли, естественно, одна). (1/40)^2=1/1600.

Так что получается, что уже на широте Питера освещенность ноябрьским днем такая же, как и на Плутоне. Хотите почувствовать себя покорителем далеких планет? Приезжайте к нам! :)

А вы говорите "электронные книги..."

Сегодня днем читал "Vita Nostra" Дяченко, самую обычную, бумажную твердую копию и мимоходом подумал, сколько сейчас времени. И тут же машинально скосил глаза в правый верхний угол книги. Если б мне не было удобнее и я не перетаскивал всегда панель задач вверх экрана, скосил бы вниз... Доктор, это лечится? ;)

суббота, 20 февраля 2010 г.

Запись беседы с С.М. Эйзенштейном и Н.К. Черкасовым по поводу фильма «Иван Грозный»


Запись беседы с С.М. Эйзенштейном и Н.К. Черкасовым по поводу фильма «Иван Грозный»
26 февраля 1947 года (взято http://sovetia.at.ua/Stalin/Tom18.html)

Мы (С.М. Эйзенштейн и Н.К. Черкасов. — Ред.) были вызваны в Кремль к 11-ти часам.

В 10 часов 50 минут пришли в приемную. Ровно в 11 часов вышел Поскребышев проводить нас в кабинет.

В глубине кабинета — Сталин, Молотов, Жданов. Входим, здороваемся, садимся за стол.

Сталин. Вы писали письмо. Немножко задержался ответ. Встречаемся с запозданием. Думал ответить письменно, но решил, что лучше поговорить. Так как я очень занят, нет времени, — решил, с большим опозданием, встретиться здесь… Получил я ваше письмо в ноябре месяце.

Жданов. Вы еще в Сочи его получили.

Сталин. Да, да. В Сочи. Что вы думаете делать с картиной?

Мы говорим о том, что мы разрезали вторую серию на две части, отчего Ливонский поход не попал в эту картину, и получилась диспропорция между отдельными ее частями, и исправлять картину нужно в том смысле, что сократить часть заснятого материала и доснять, в основном, Ливонский поход.

Сталин. Вы историю изучали?

Эйзенштейн. Более или менее…

Сталин. Более или менее?.. Я тоже немножко знаком с историей. У вас неправильно показана опричнина. Опричнина — это королевское войско. В отличие от феодальной армии, которая могла в любой момент сворачивать свои знамена и уходить с войны, — образовалась регулярная армия, прогрессивная армия. У вас опричники показаны, как ку-клус-клан.

Эйзенштейн сказал, что они одеты в белые колпаки, а у нас — в черные.

Молотов. Это принципиальной разницы не составляет.

Сталин. Царь у вас получился нерешительный, похожий на Гамлета. Все ему подсказывают, что надо делать, а не он сам принимает решения… Царь Иван был великий и мудрый правитель, и если его сравнить с Людовиком XI (вы читали о Людовике XI, который готовил абсолютизм для Людовика XIV?), то Иван Грозный по отношению к Людовику на десятом небе. Мудрость Ивана Грозного состояла в том, что он стоял на национальной точке зрения и иностранцев в свою страну не пускал, ограждая страну от проникновения иностранного влияния. В показе Ивана Грозного в таком направлении были допущены отклонения и неправильности. Петр I — тоже великий государь, но он слишком либерально относился к иностранцам, слишком раскрыл ворота и допустил иностранное влияние в страну, допустив онемечивание России. Еще больше допустила его Екатерина. И дальше. Разве двор Александра I был русским двором? Разве двор Николая I был русским двором? Нет. Это были немецкие дворы.

Замечательным мероприятием Ивана Грозного было то, что он первый ввел государственную монополию внешней торговли. Иван Грозный был первый, кто ее ввел, Ленин — второй.

Жданов. Эйзенштейновский Иван Грозный получился неврастеником.

Молотов. Вообще сделан упор на психологизм, на чрезмерное подчеркивание внутренних психологических противоречий и личных переживаний.

Сталин. Нужно показывать исторические фигуры правильно по стилю. Так, например, в первой серии не верно, что Иван Грозный так долго целуется с женой. В те времена это не допускалось.

Жданов. Картина сделана в византийском уклоне, и там тоже это не практиковалось.

Молотов. Вторая серия очень зажата сводами, подвалами, нет свежего воздуха, нет шири Москвы, нет показа народа. Можно показывать разговоры, можно показывать репрессии, но не только это.

Сталин. Иван Грозный был очень жестоким. Показывать, что он был жестоким можно, но нужно показать, почему необходимо быть жестоким.

Одна из ошибок Ивана Грозного состояла в том, что он не дорезал пять крупных феодальных семейств. Если он эти пять боярских семейств уничтожил бы, то вообще не было бы Смутного времени. А Иван Грозный кого-нибудь казнил и потом долго каялся и молился. Бог ему в этом деле мешал… Нужно было быть еще решительнее.

Молотов. Исторические события надо показывать в правильном осмыслении. Вот, например, был случай с пьесой Демьяна Бедного «Богатыри». Демьян Бедный там издевался над крещением Руси, а дело в том, что принятие христианства для своего исторического этапа было явлением прогрессивным.

Сталин. Конечно, мы не очень хорошие христиане, но отрицать прогрессивную роль христианства на определенном этапе нельзя. Это событие имело очень крупное значение, потому что это был поворот русского государства на смыкание с Западом, а не ориентация на Восток.

Об отношении с Востоком Сталин говорит, что, только что освободившись от татарского ига, Иван Грозный торопился объединить Россию с тем, чтобы быть оплотом против возможных набегов татар. Астрахань была покорена, но в любой момент могла напасть на Москву. Крымские татары также могли это сделать.

Сталин. Демьян Бедный представлял себе исторические перспективы неправильно. Когда мы передвигали памятник Минину и Пожарскому ближе к храму Василия Блаженного, Демьян Бедный протестовал и писал о том, что памятник надо вообще выбросить и вообще надо забыть о Минине и Пожарском. В ответ на это письмо я назвал его «Иваном, не помнящим своего родства». Историю мы выбрасывать не можем…

Дальше Сталин делает ряд замечаний по поводу трактовки образа Ивана Грозного и говорит о том, что Малюта Скуратов был крупным военачальником и героически погиб в войну с Ливонией.

Черкасов в ответ на то, что критика помогает и что Пудовкин после критики сделал хороший фильм «Адмирал Нахимов», сказал: «Мы уверены в том, что мы сделаем не хуже, ибо я работаю над образом Ивана Грозного не только в кино, но и в театре, полюбил этот образ и считаю, что наша переделка сценария может оказаться правильной и правдивой».

На что Сталин ответил (обращаясь к Молотову и Жданову): «Ну что ж, попробуем».

Черкасов. Я уверен в том, что переделка удастся.

Сталин. Дай вам бог, каждый день — новый год. (Смеется.)

Эйзенштейн. Мы говорим, что в первой серии удался ряд моментов, и это нам дает уверенность в том, что мы сделаем и вторую серию.

Сталин. Что удалось и хорошо, мы сейчас не говорим, мы говорим сейчас только о недостатках.

Эйзенштейн спрашивает о том, что не будет ли еще каких-либо специальных указаний в отношении картины.

Сталин. Я даю вам не указания, а высказываю замечания зрителя. Нужно исторические образы правдиво отображать. Ну, что нам показали Глинку? Какой это Глинка? Это же — Максим, а не Глинка. Артист Чирков не может перевоплощаться, а для актера самое главное качество — уметь перевоплощаться. (Обращаясь к Черкасову.) Вот вы перевоплощаться умеете.

На что Жданов говорит, что Черкасову не повезло с Иваном Грозным. Тут была еще паника с «Весной», и он стал играть дворников — в картине «Во имя жизни» он играет дворника.

Черкасов говорит, что он играл большинство царей и играл даже Петра Первого и Алексея.

Жданов. По наследственной линии. По наследственной переходили…

Сталин. Нужно правильно и сильно показывать исторические фигуры. (К Эйзенштейну.) Вот, Александра Невского — Вы компоновали? Прекрасно получилось. Самое важное — соблюдать стиль исторической эпохи. Режиссер может отступать от истории; неправильно, если он будет просто списывать детали из исторического материала, он должен работать своим воображением, но — оставаться в пределах стиля. Режиссер может варьировать в пределах стиля исторической эпохи.

Жданов говорит, что Эйзенштейн увлекается тенями (что отвлекает зрителя от действия) и бородой Грозного, что Грозный слишком часто поднимает голову, чтобы было видно его бороду.

Эйзенштейн обещает в будущем бороду Грозного укоротить.

Сталин (вспоминая отдельных исполнителей первой серии «Ивана Грозного».) Курбский — великолепен. Очень хорош Старицкий (артист Кадочников). Он очень хорошо ловит мух. Тоже: будущий царь, а ловит руками мух!

Такие детали нужно давать. Они вскрывают сущность человека.

…Разговор переходит на обстановку в Чехословакии в связи с поездкой Черкасова на съемки и участием его в советском кинофестивале. Черкасов рассказывает о популярности Советской страны в Чехословакии.

Разговор идет о разрушениях, которые причинили американцы чехословацким городам.

Сталин. В наши задачи входило раньше американцев вступить в Прагу. Американцы очень торопились, но благодаря рейду Конева удалось обогнать их и попасть раньше, перед самым падением Праги. Американцы бомбили чехословацкую промышленность. Этой линии американцы держались везде в Европе. Для них было важно уничтожить конкурирующую с ними промышленность. Бомбили они со вкусом!

Черкасов рассказывает об альбоме с фотографиями Франко и Геббельса, который был на вилле у посла Зорина.

Сталин. Хорошо, что мы с этими сволочами покончили, и если бы эти мерзавцы победили, то страшно подумать, что бы было.

Черкасов рассказывает о выпуске советской школы советской колонии в Праге. Рассказывает о детях эмигрантов, которые там учатся. Очень жалко детей, которые считают своей родиной Россию, считают ее своим домом, но родились там и в России никогда не были.

Сталин. Жалко детей, ибо они ни в чем не виноваты.

Молотов. Мы сейчас даем широкую возможность возвращения детей в Россию.

Сталин указывает Черкасову, что он умеет перевоплощаться и что, пожалуй, у нас еще умел перевоплощаться артист Хмелев.

Черкасов сказал, что он многому научился, работая статистом в Мариинском театре в Ленинграде в то время, когда там играл и выступал Шаляпин — великий мастер перевоплощения.

Сталин. Это был великий актер.

Жданов задал вопрос: как снимается «Весна»?

Черкасов. Скоро заканчиваем. К весне — «Весну» выпустим.

Жданов говорит, что ему материал «Весны» очень понравился. Очень хорошо играет артистка Орлова.

Черкасов. Очень хорошо играет артист Плятт.

Жданов. А как играет Раневская! (И замахал руками.)

Черкасов. Я себе позволил первый раз в жизни выступить в картине без бороды, без усов, без мантии, без грима. Играя режиссера, я немножко стыжусь своего вида, и мне хочется укрыться моим характером. Роль — очень ответственная, так как я должен показать советского режиссера, и все наши режиссеры волнуются: как будет показан советский режиссер?

Молотов. И вот тут Черкасов сведет счеты со всеми режиссерами!

Когда картина «Весна» подвергалась большим сомнениям, Черкасов, прочитав в газете «Советское искусство» редакционную статью по поводу «Весны», решил, что картина уже запрещена. И тогда Жданов сказал: Черкасов видит, что подготовка «Весны» погибла, и начал браться играть дворников! Затем Жданов неодобрительно говорит о критическом шуме, который поднят вокруг «Весны».

Сталин интересуется, как играет артистка Орлова. Он одобрительно отзывается о ней как об актрисе.

Черкасов говорит, что это — актриса большой работоспособности и таланта.

Жданов. Орлова играет хорошо.

И все вспоминают «Волгу-Волгу» и роль почтальона Стрелки в исполнении Орловой.

Черкасов. Вы смотрели «Во имя жизни»?

Сталин. Нет, не смотрел, но мы имеем хороший отзыв от Климента Ефремовича. Ворошилову картина понравилась.

Ну, что же, тогда, значит, вопрос решен. Как вы считаете, товарищи (обращается к Молотову и Жданову), — дать возможность доделать фильм товарищам Черкасову и Эйзенштейну? — и добавляет: передайте об этом товарищу Большакову.

Черкасов спрашивает о некоторых частностях картины и о внешнем облике Ивана Грозного.

Сталин. Облик правильный, его менять не нужно. Хороший внешний облик Ивана Грозного.

Черкасов. Сцену убийства Старицкого можно оставить в сценарии?

Сталин. Можно оставить. Убийства бывали.

Черкасов. У нас есть в сценарии сцена, где Малюта Скуратов душит митрополита Филиппа.

Жданов. Это было в Тверском Отроч-монастыре?

Черкасов. Да. Нужно ли оставить эту сцену?

Сталин сказал, что эту сцену оставить нужно, что это будет исторически правильно.

Молотов говорит, что репрессии вообще показывать можно и нужно, но надо показать, почему они делались, во имя чего. Для этого нужно шире показать государственную деятельность, не замыкаться только сценами в подвалах и закрытых помещениях, а показать широкую государственную деятельность.

Черкасов высказывает свои соображения по поводу будущего переделанного сценария, будущей второй серии.

Сталин. На чем будет кончаться картина? Как лучше сделать еще две картины, то есть 2-ю и 3-ю серии? Как мы это думаем вообще сделать?

Эйзенштейн говорит, что лучше соединить снятый материал второй серии с тем, что осталось в сценарии, — в одну большую картину. Все с этим соглашаются.

Сталин. Чем будет у нас кончаться фильм?

Черкасов говорит, что фильм будет кончаться разгромом Ливонии, трагической смертью Малюты Скуратова, походом к морю, где Иван Грозный стоит у моря в окружении войска и говорит: «На морях стоим и стоять будем!»

Сталин. Так оно и получилось, и даже немножко больше.

Черкасов спрашивает, что нужно ли наметку будущего сценария фильма показывать для утверждения Политбюро?

Сталин. Сценарий представлять не нужно, разберитесь сами. Вообще по сценарию судить трудно, легче говорить о готовом произведении. (К Молотову.) Вы, вероятно, очень хотите прочесть сценарий?

Молотов. Нет, я работаю несколько по другой специальности. Пускай читает Большаков.

Эйзенштейн говорит о том, что было бы хорошо, если бы с постановкой этой картины не торопили.

Это замечание находит оживленный отклик у всех.

Сталин. Ни в каком случае не торопитесь, и вообще поспешные картины будем закрывать и не выпускать. Репин работал над «Запорожцами» 11 лет.

Молотов. 13 лет.

Сталин (настойчиво). 11 лет.

Все приходят к заключению, что только длительной работой можно действительно выполнить хорошие картины.

По поводу фильма «Иван Грозный» Сталин говорил, что если нужно полтора-два года, даже три года для постановки фильма, то делайте в такой срок, но чтобы картина была сделана хорошо, чтобы она была сделана «скульптурно». Вообще мы сейчас должны поднимать качество. Пусть будет меньше картин, но более высокого качества. Зритель наш вырос, и мы должны показывать ему хорошую продукцию.

Говорили, что Целиковская хороша в других ролях. Она хорошо играет, но она балерина.

Мы отвечаем, что в Алма-Ату нельзя было вызвать другую артистку.

Сталин говорит, что режиссер должен быть непреклонный и требовать то, что ему нужно, а наши режиссеры слишком легко уступают в своих требованиях. Иногда бывает, что нужен большой актер, но играет не подходящий на ту или иную роль, потому что он требует и ему дают эту роль играть, а режиссер соглашается.

Эйзенштейн. Артистку Гошеву не могли отпустить из Художественного театра в Алма-Ату для съемок. Анастасию мы искали два года.

Сталин. Артист Жаров неправильно, несерьезно отнесся к своей роли в фильме «Иван Грозный». Это несерьезный военачальник.

Жданов. Это не Малюта Скуратов, а какой-то «шапокляк»!

Сталин. Иван Грозный был более национальным царем, более предусмотрительным, он не впускал иностранное влияние в Россию, а вот Петр — открыл ворота в Европу и напустил слишком много иностранцев.

Черкасов говорит о том, что, к сожалению, и к своему стыду он не видел второй серии картины «Иван Грозный». Когда картина была смонтирована и показана, он в то время находился в Ленинграде.

Эйзенштейн добавляет, что он тоже в окончательном виде картину не видел, так как сразу после ее окончания заболел.

Это вызывает большое удивление и оживление.

Разговор кончается тем, что Сталин желает успеха и говорит: «Помогай бог!»

Пожимаем друг другу руки и уходим. В 0.10 минут беседа заканчивается.

Добавление к записи Б.Н.Агапова, сделанное С.М.Эйзенштейном и Н.К. Черкасовым:

Жданов сказал еще, что «в фильме имеется слишком большое злоупотребление религиозными обрядами».

Молотов сказал, что это «дает налет мистики, которую не нужно так сильно подчеркивать».

Жданов говорит, что «сцена в соборе, где происходит «пещное действо», слишком широко показана и отвлекает внимание».

Сталин говорит, что опричники во время пляски похожи на каннибалов и напоминают каких-то финикийцев и каких-то вавилонцев.

Когда Черкасов говорил, что он уже давно работает над образом Ивана Грозного и в кино и театре, Жданов сказал: «Шестой уж год я царствую спокойно».

Прощаясь, Сталин поинтересовался здоровьем Эйзенштейна.

Записано Б.Н. Агаповым со слов С.М. Эйзенштейна и Н.К. Черкасова.

Отсюда.

Сам я, к своему стыду, Эйзенштейновского "Грозного" все еще не посмотрел, но что до Лунгинского "Царя"... м-да. Каккой-то специфический. И не для меня эта специфика предназначена.

Май кар из... Май кар из... короче, моя машина кирдык

Похоже, Йота решила стать в первую очередь провайдером ШПД, а не продавцом йотомузыкальных услуг и не оператором мобильной связи.

Не зря я сомневался, когда некий программист мне расписывал планов скартеловских громадьё еще осенью седьмого года, хоть и было это сомнение чисто интуитивным...

Дистанционное обучение

... разработчики учебных курсов столкнулись с еще одним вызовом - это потребность научится мыслить в системе «вне классной комнаты». Слишком часто мы превращаем, например, образовательный подкаст в скучную часовую лекцию. Это неверный формат. Вместо этого мы должны были бы делать что-то вроде шоу на радио. Создатели таких шоу привлекают слушателей занимательными диалогами с гостями, делят программы на короткие части с четко определенными темами. Все это отлично подошло бы для образовательных подкастов.

Другой пример это Национальное общественное радио (National Public Radio). Они используют подлинные звуки того окружения, в котором проходит интервью, чтобы при прослушивании у вас возникало ощущение, что вы сами побывали на месте событий. Для того, чтобы познакомить слушателя с контекстом текущей темы обсуждения, используются реальные истории. Затем обсуждаются вопросы по существу темы. Все эти замечательные приемы мы могли бы использовать при составлении подкастов для вовлечения слушателей. Разработчикам нужно оторваться от разработки книг и обратить взор на другие носители информации, чтобы увидеть, как это делается за пределами привычного для них поля.

Например, когда мы говорим о мобильном обучении, речь идет вовсе не о том, чтобы впихнуть целый учебный курс в рамки экранчика смартфона. «Мобильное обучение» - это учебные справочники, обеспечивающие легкий поиск и доступ к информации. «Мобильное обучение» - это мини игры, закрепляющие пройденный материал. «Мобильное обучение» - это учебные аудиоматериалы, которые можно запрашивать и получать через автоматическую систему меню.

И уж точно «мобильное обучение» это не «покоробившиеся слайды». Разработчикам учебных курсов надо уходить, да просто бежать прочь от мышления в стиле школьного класса. И направить свои усилия на создание коротких, нацеленных на быстрый результат учебных материалов, которые доступны там и тогда, где и когда они потребуются нашим учащимся. Нужно использовать всю силу новых технологий, чтобы предоставить студентам нетрадиционные учебные курсы.

Игры и симуляции (часть вторая).

Хм. А что, интересно было бы послушать такой "радиошоунизированный" подкаст!

Еще один вариант хвоста, виляющего собакой или Уж Совсем Пост Индастриал

Вот такой вариант проникновения игр и социальных сетей в "твердую" RL нарисовал Джесси Шелл, основатель Schell Games и профессор университета Карнеги-Меллон:
Мы просыпаемся и чистим зубы ровно три минуты, так как за это мы получим дополнительную виртуальную валюту, которая нам даст небольшую скидку на тюбик зубной пасты. Мы собираемся спуститься в гараж и сесть в машину, но узнаем, что мэрия города сегодня дает тысячу виртуальных монет всем, кто вместо машины сядет в автобус, так как по статистике именно сегодня ожидаются массовые пробки.

В автобусе мы располагаемся на сиденье и закатываем рукава на свитере, чтобы обнажить нарукавник от Google AdSense, исправно платящий нам за показ рекламы. Нарукавник содержит небольшую камеру с распрознавательной программкой, которая ведет учет заинтересованных глаз. У другого парня такой же нарукавник, но надет он слишком высоко, чтобы быть на виду. Мы специально выгораживаем свою руку – надо же и парню помочь подзаработать, и самим сделать свой рекламный блок более видимым для других пассажиров. Парень понимает намек и слегка спускает свой адсенсовский нарукавник. Опа! На обоих нарукавниках показана реклама Skittles. Мы выкрикиваем имя рекламодателя и обмениваемся рукопожатиями – необходимая процедура для получения пяти тысяч бонусных монет. Рекламодатель проводит лотерею, где такой приз разыгрывается ежечасно.

После работы приходим домой, причем назад идем пешком, так как медицинская страховка дает небольшую скидку, если каждый день пешком отмахать два километра. Дочка утверждает, что только закончила играть довольно сложную композицию на пианино и отыграла ее без запинки. Сверяемся с пианино – действительно так. Более того, именно за эту композицию Министерство культуры дает кучу виртуальных монет для последующей оплаты за вуз. Еще десяток таких миниатюр – и первый год университета дочке оплачен.

Пора спать – открываем последний Киндл и дочитываем недавно начатый роман. Последняя страница перевернута, и вот уведомление от Амазона – полностью прочитана 500-ая книга. Целый ворох призов – скидки от Амазона, небольшой значок для показа друзьям в социальной сети, пару сотен монет от Министерства образования.

Источник

Очередные гороскопы :)

Кинули тут ссылку на очередную разновидность гороскопа - векторного на сей раз

Получился по нему Вектором - ну что вы, что вы, я же добрый и пушистый :))
Интересно, составители специально тренируются так описания составлять, чтоб как можно большему числу людей подходило или это от природы?

пятница, 19 февраля 2010 г.

Круг, так сказать, моего чтения.

Совсем недавно меня попросили порекомендовать "зарубежную фантастику, что-нибудь про космос". Я решил, что это слишком неконкретно, так как в ответ даже не сильно копаясь в памяти выдал такое:

"Это очень много. Конкретнее что интересует?

Твердая НФ: Вернор Виндж - дилогия "Сквозь реальное время" (романы "Война миру" и "Затерянные в реальном времени"), дилогия "Пламя над бездной" - "Глубина в небе", Хол Клемент - "Экспедиция Тяготение", Холдеман - "Бесконечная война", Дэвид Стросс - "Небо сингулярности", "Железный рассвет", Майкл Суэнвик - "Вакуумные цветы", Брюс Стерлинг - "Схизматрица". Суэнвик, Стросс, Виндж - так называемый "посткиберпанк" - ультравысокотехнологические фишки у них есть, но это не главное. Впрочем, это и в киберпанке уже не было главным. Клемент, Холдеман - попроще, просто железобетонная фантастика, какой (на мой взгляд) она и должна быть.

Дэвид Брин - "Прыжок в солнце", "Звездный прилив", "Война за возвышение" - интересный образчик космооперы (о ней дальше).

Буждолд - цикл про Майкла Форкосигана.

Так сказать, "классический киберпанк" - Уильям Гибсон "Нейромант", "Мона Лиза Овердрайв", "Граф Ноль" (их больше, например, тот же самый Стерлинг "Наш нейронный Чернобыль" и др., но я кроме Гибсона не вспомню). Не надо считать суперубогую "Матрицу" киберпанком! Она только использует антураж.

Фармер Филипп "Многоярусный мир", "Мир реки" - хотя тут психоделика та еще.

Пол Андерсон - "Люди Ветра", цикл "Патруль времени". Фредерик Пол - цикл про Хичи.

Потом у меня идет большой пробел, ничего не вспоминается, а потом встают титаны: Артур Кларк - "Одиссея 2001", ""Фонтаны Рая"; Азимов - "Сами боги", цикл про роботов, цикл про Установление (оно же Основание, оно же Академия) - лучше первые три книги, остальное уже пониже качеством. Великий и ужасный Хайнлайн - практически что угодно, кроме всякого бреда вроде "Фрайди" и "Кота, проходящего сквозь стены" (и "Чужак в стране чужой" мне тоже не особо нравится- но это дело вкуса. В свое время это была книга чуть ли не революционная).

Особняком стоит Ле Гуин ("Слово для леса и мира одно", "Планета Роканнона", "Планета изгнания", "Левая рука тьмы" - весь хайнский цикл, короче. Внимание! Произведения данного автора являются загрузочными! ).

Если теперь вспомнить, что кроме научной фантастики существует и фэнтези (или фэнтЕзи - смотря по умению автора), то тут мне вспоминается меньше авторов. Это снова Ле Гуин (теперь - ее Земноморский цикл), преизрядно занудный профессор английского языка и литературы (я Джона Рональда Руэла Толкина имею в виду с его "Властелином колец", если ты не понял) без которого, тем не менее, мы бы не имели ничего похожего на современную фэнтези. Буджолд с трилогией о мире Кардегосса ("Проклятие Шалиона", "Паладин душ", "Священная охота"). Кэтрин Куртц с ее хрониками дерини.Брэдли с "Туманами Авалона". Анжей Сапковский с циклом про ведьмака Геральта (Польша - заграница!).

Строго говоря, такие авторы, как супруги Дяченко ("Ведьмин век", "Медный король", "Армагед-дом"), Далия Трускиновская ("Дверинда"), Ольга Чигиринская ("Ваше благородие", "По ту сторону рассвета", "Сердце меча") и многие другие, тоже пишут зарубежную прозу, пусть и на русском (потому как Украина и Латвия - тоже заграница).

Ну, можно еще Лавкрафтов, Берроузов (Джон Картер со своими марсианскими приключениями и лорд Грейсток который Тарзан со своими приключениями в джунглях) всяких вспомнить и (фу!) Говардов (это создатель вечнозеленого Конана из Киммерии) :), Кстати, о космической опере - "Звездные короли" Гамильтона - просто и со вкусом.

Все эти авторы (и другие!) написали множество очень разных книг, каждую из которых можно отнести к фантастике - научной, не научной, малонаучной... На вкус, на цвет de gustibus non est, как говорится, товарищей."


М-да. Явно НФ мне больше нравится, чем фэнтези %)

PS Да, нельзя не упомянуть еще таких товарищей как Френк Херберт ("Дюна", "Бог-император Дюны", "Дом глав родов Дюны"), Карсак ("Бегство Земли", "Эльдорадо"), Мишель Демют ("Галактические хроники") и Жерар Клейн ("Звездный гамбит", "Боги войны"), хоть они и в куче тут получились.

среда, 17 февраля 2010 г.

Леопард в городе

"Леопард в городе" Хелависы - пять минут, полет нормальный. "Мельничнайа магейа" имеется в количестве :))).

Евсюков - злостный хулиган, а не убийца

Адвокат Дениса Евсюкова Татьяна Бушуева попросила суд переквалифицировать большую часть эпизодов покушения на убийство в злостное хулиганство, совершенное в состоянии "сумеречного сознания".

По ее мнению, Д.Евсюков не мог совершить умышленное убийство, поскольку не знал потерпевших и ничего против них не имел. Кроме того, отсутствие умысла на убийство семи потерпевших, по мнению адвоката, доказывается тем, что хотя Д.Евсюков и стрелял в них, но, ранив, не пытался их добить.


Адвокату, конечно, положено нести бред, если это может помочь клиенту, но эту уж как-то через чур... She is kidding us, don't she?

вторник, 16 февраля 2010 г.

Просто так

"Поднимите мне веки..."

Что положительного можно вынести из текущей жопы [имеются в виду Олимпийские игры-2010]? Учитывая что спорт сгодня есть эрзац войны, - то примерно то самое что вынесли из Нарвы-1700, Крымской войны, РЯВ, Зимней войны. Модернизация неизбежна. Модернизация прежде командных структур. Великое счастье заключается в том что для осознания этого факта сейчас нам не нужно платить военным поражением.

Отмечу еще и то, что провал на ОИ не позволит использовать Игры для закрытия проблем в прочих областях. Материал для заплаток кончился, пора думать, что носить завтра.


Но все это будт иметь смысл только в том случае если кто-то из двоих - Медведев или Путин назовет вещи своими именами, признав выступление на играх провалом и потребовав головы виновных "на стену". Не признают и не потребуют - у меня возникнут довольно грустные мысли относительно наших среднесрочных перспектив. Не только в спорте.


OMFG! А по утру они проснулись...

Научный журналист может изменить общество

Юкико Мотомура – научный журналист одной из крупнейших ежедневных газет Японии – The Mainichi Shimbun. Автор нескольких книг о состоянии японской науки, вызвавших большой резонанс, преподаватель научной журналистики, член правительственной рабочей группы по науке и технологиям. Признана лучшим научным журналистом года в Японии в 2006 г. Специально для «Троицкого варианта» Юкико описала свой карьерный путь от обычного журналиста до человека, который способен влиять на государственную политику в сфере науки, и рассказала о проблемах
взаимоотношений общества и науки, существующих в Стране Восходящего Солнца.



В своей газете я работаю уже больше 20 лет. За это время я побывала сотрудником трех секций. Первой была секция «Образ жизни и семья». Затем я была обычным корреспондентом в том регионе, где родилась. И третьим этапом стала рубрика «Наука и окружающая среда». В нее я попала, когда мне было 35 лет (в 2001 г.).

Почему я выбрала рубрику «Наука»? Я хотела попробовать что-то новое. Мне всегда было интересно то, в чем я еще не разбираюсь. Наука, технологии и окружающая среда – это вполне подходит, чтобы возбудить мое любопытство.

Кроме того, я думала, что научные знания в любом случае мне пригодятся: пригодятся, например, если в будущем меня назначат политическим или экономическим корреспондентом. Я была уверена: узнать, что такое наука и как она работает в Японии, очень полезно.
Была, правда, одна проблема: в школе я не любила естественные науки! Когда мне было 18 лет, мне пришлось перевестись в другой класс из-за плохих оценок по физике и математике… Это была для меня настоящая психологическая травма.

Поэтому, когда мне сказали, что меня переводят в раздел «Наука и окружающая среда», я занервничала. Пойму ли я, что мне говорят ученые? Не надоест ли мне это всё? Но вскоре после того, как я начала работать в новой секции, я поняла, что могу наслаждаться своей работой.

Я встречалась со многими ведущими учеными Японии и говорила с ними об их исследованиях. Если честно, я никогда раньше не встречала таких людей. Они были влюблены в свое дело, простодушны и привлекали к себе. Они мне очень понравились! Иногда мне было даже сложно закончить интервью – с такой страстью они говорили о своей работе. Но хороший ученый еще и умеет общаться с людьми. Когда я задавала глупые вопросы, мне улыбались и отвечали: «О, прекрасный вопрос! Я как раз сам недавно об этом думал!»

Я ободрилась, когда кто-то сказал мне: «Не знать – это не плохо». Моя психологическая травма скоро прошла. И я поняла, что у широкой публики существуют те же предрассудки, что и у меня. Я подумала, что мне нужно поделиться с людьми своим опытом.

Мы писали о том, что в среде японской бюрократии существует некий дисбаланс. Самые высокие позиции в министерствах занимают люди с гуманитарным образованием. Те чиновники, которые имеют естественнонаучное образование, обычно к 40 годам перестают продвигаться по службе. Как будто бы для них есть какой-то невидимый карьерный «потолок».

Кроме того, в нашей науке существует дискриминация по половому признаку. Слишком долго научное сообщество в Японии состояло только из мужчин. Для женщин, которые хотят стать японской Мари
Êюри, тоже существует некий «стеклянный потолок».

Дети любят уроки естественных наук в начальных классах. Но к старшим классам многие перестают любить математику и естественные науки. Как показали результаты международного исследования, японские школьники считают, что наука не пригодится им в жизни или работе, – так думают даже многие из тех, кто получал хорошие оценки на международных экзаменах.

Причиной этого парадокса является ситуация, с которой сталкиваются в японском обществе люди Rikei (те, кто окончил университет по естественнонаучной специальности). Дело в том, что естественнонаучное образование не помогает им в жизни. Изучать естественные науки очень сложно, а в итоге люди получают далеко не самую высокооплачиваемую работу и не лучшую жизнь.

Чтобы исправить эту грустную ситуацию, я продолжила писать ту серию статей. В 2005 г. мы с коллегой раскритиковали странную систему, которая существует в старших классах японских школ. Дело в том, что с 16 лет школьников разделяют на два потока: естественнонаучный (Rikei) и гуманитарный (Bunkei). И мы написали о том, что такое разделение не только вредно для будущей карьеры школьников, но еще и ведет к тому, что люди вырастают научно неграмотными.

Такая система подходит только для того, чтобы сдавать экзамены в университет, но она абсолютно не годится для подготовки думающих граждан, которые в состоянии иметь свое мнение по научным вопросам и контролировать развитие науки и технологий. В ответ на нашу статью Японская федерация бизнеса («Keidanren» – это организация, состоящая из ведущих частных компаний Японии) сделала запрос в правительство с тем, чтобы эту школьную систему отменили к 2007 г.

Я всегда говорю: самое главное, что можно сделать для поддержания науки, – это вкладывать ресурсы в молодых людей, которые могут изменить будущее. Еще я говорю о том, что необходимо взаимодействие между наукой и обществом, чтобы широкая общественность знала о пользе науки и о положении ученых.

Чтобы наладить коммуникацию между наукой и обществом, в 2004 г. я начала вести блог. В день его стали посещать до 5000 человек. Я думаю, это хороший результат. Летом 2006 г. Японская ассоциа-
ция журналистов, пишущих о науке и технологиях (Japan Association of Science and Technology Journalists, JASTJ), присудила мне награду как лучшему научному журналисту года – за рубрику «Rikei Hakusho» («Доклад об ученых» – серия интервью с учеными) и блог. Я даже и не думала, что то, что я делаю, произведет такую революцию в сообществе научных журналистов. Но это действительно было так. Ведущий церемонии сказал, что я открыла новые горизонты научной журналистики. А я просто делала то, что мне хотелось…

В 2007 г., перед Новым годом, я решила уехать из Японии. Я поговорила с моим боссом, и он согласился. В сентябре я поехала в Лондон. Основной целью моего творческого отпуска было ознакомиться с курсом «science communication» в Имперском колледже Лондона (Imperial College London) — ведь он раньше всех стал готовить студентов по этому направлению (20 лет назад… вообще-то не так уж и давно). Я стала приглашенным научным сотрудником и изучала систему обучения и дальнейшую карьеру выпускников. Я думала о том, что в Японии тоже хорошо бы выстроить такую систему, и я могла бы этому способствовать.

В сентябре 2008 г. я вернулась в секцию «Наука и окружающая среда». Я снова включилась в проект
«Rikei Hakusho» как рядовой журналист и стала делать многое для того, чтобы наладить диалог науки и общества.

Меня до сих пор приглашают читать лекции в школах, университетах и на встречах ученых. Я преподаю «science communication» в двух университетах (Васэда и Тояма).

– Как Вы думаете, как сократить разрыв между естественно-научным и гуманитарным знанием? Что Вы можете сделать для этого как журналист?

– Во-первых, я думаю, надо реформировать школьное образование. Во-вторых, университеты должны реорганизовать свои факультеты. Например, студент, который хочет изучать окружающую среду, сталкивается с тем, что это – междисциплинарная область, и он не может выбрать какой-то один
факультет.
– Вы опубликовали три книги, и все они стали популярными. Как Вы думаете, почему?

– Первая книга – Rikei Hakusho – опубликована в 2003 г., она посвящена ситуации с учеными и чиновниками, которые имеют естественнонаучное образование… Вторая книга – Rikei Hakusho-2 (2008 г.) – о делении на гуманитарные и естественнонаучные классы в старшей школе и о людях, которые не стали работать в науке, хотя и изучали естественные науки в университете. И третья книга – Rikei Hakusho-3 (2009 г.) – о конкурентоспособности Японии в области науки и технологий.

Почему они стали бестселлерами? Я думаю, потому, что таких книг раньше просто не было. Мы встретились и поговорили с тысячами людей, чтобы получить представление о ситуации с наукой в Японии. Делать такие книжки довольно сложно. Многие нас цитировали.

Интересно, что нашими читателями были далеко не только те, кто интересуется именно наукой. Многие интересовались образованием, будущим Японии, научной политикой, а еще среди читателей были люди, которые просто хотели узнать о науке побольше. Эти книжки – хороший путеводитель по науке.

Читать полностью ("Научный журналист может изменить общество", "Троицкий вариант" №3 (47), стр 10)


via Progenes

пятница, 12 февраля 2010 г.

Печальное про росcийские IT

Казалось бы, причем тут лужков ИТ должны страдать от всего этого в наименьшей степени. С одной стороны это как сантехники во все времена или электрики в 20 веке - нужны всем и всегда, так или иначе, но средства на выживания можно найти без особого труда. Без ИТ нынче ни встать, ни сесть и даже не смыть воду, потому как платежка за ЖКХ формируется также с их помощью. С другой стороны, это наверное самая виртуальная и независимая из всех областей: чтобы начать работать надо иметь практически только голову. Вся информация и средства производства доступны и на деле практически бесплатны. Оборудование начального уровня стоит весьма скромных денег. Благодаря интернету связь с коллегами по всему миру и доступ к best-practice легчайший. Просто обсовершенствуйся, казалось бы. Однако есть нюансы, необходимо привносимые окружением. Специфика окружения неизбежно проникает в отрасль и начинает корректировать ее развитие, проявляясь во всем.

К сожалению, производство сферических коней в вакууме к совершенству увы не приближает.

Недавно где-то прочел высказывание, что настоящий профессионализм возникает только в условиях жестких требований, категорической нехватки ресурсов и необходимости хоть как-то выживать. Карате возникло тогда, когда у крестьян отобрали все, что сколько-нибудь напоминало оружие. Поражающие воображение китайские боевые искусства явились продуктом жесточайшей нехватки стали, а в европе эволюция как известно пошла по пути совершенствования доспехов. Человек есть ленивая скотина и если он видит легкий путь, то достигать совершенства на более трудном и рискованном увы не склонен. К сожалению, если посмотреть с этой точки зрения на отечественные ИТ, то ситуация представляется достаточно странной.

На мой лично взгляд основная проблема российских ИТ заключается в том, что критерии оценки качества изрядной доли крупных проектов весьма и весьма скажем так ... специфичны. Они не решают бизнес проблем, а являются необходимой составляющей оформления процесса освоения выделенных сверху ресурсов. Как правило заказывающие их не рискуют своими деньгами и не стремятся всерьез извлечь из них какую-то прибыль. Они просто осваивают выбитые деньги. Как правило это либо гос структуры, либо обретшие некоторую самостоятельность части больших бизнес структур, часто также тесно сращенных с государством. Активность реального бизнес в части высоких технологий на мой взгляд не велика, что связано со следующими особенностями:
  • Выбор базовых программных средств по принципу громкости наименования производителя и % отката при покупке приводит к доминированию проектов на основе монстрообразных или агрессивно рекламируемых технологий.
  • После установки подобные проекты зачастую забываются и как-то быстро рассасываются в никуда. Что особенно ценно, освобождая тем самым место для новых проектов подобного рода.
  • в ходе проекта основной акцент делается на фазу получения и сдачи контракта, главными рабочими инструментами являются связи и печень менеджеров
  • основным конкурентным ресурсом компаний является наличие мощных связей у руководства или продажников
Эти основные обстоятельства на уровне специалистов, собственно и призванных развивать высокие технологии, выливаются в следующие последствия:
  • профессионализм технических специалистов является 10-ым пунктов в перечне фактов, определяющих успех проекта. Поэтому зарплатная вилка между начинающим и супер профессиональным разработчиком довольно узка.
  • профессиональное обучение становится мало осмысленным. Оно бессмысленно как с точки зрения руководства, потому как не увеличивает прибыль от проекта, так и с точки зрения сотрудника, потому как ценнее в глазах потенциального работодателя он не становится.
  • не имеет смысла делать эффективные системы, эффективные в смысле удовлетворения требований заказчика с минимальными затратами. Тут трогательно смыкаются интерес заказчика в смысле закупок, с естественным интересом разработчиков, в смысле позаниматься процессом разработки ради самого процесса.
Источник via Иван Бегтин.

четверг, 11 февраля 2010 г.

Про умных и высокодуховных зомби

Про умных и высокодуховных зомби

Я же хочу вот что еще сказать. Мне жаль людей, разучившихся получать удовольствие от хорошего кино. Это каким же надо быть циником и снобом, чтобы искать недостатки в «Аватаре» вместо того, чтобы испытывать восторг от великолепного зрелища? Кто-то всерьез считает, что слишком умен для простых и понятных сюжетов, кто-то лишь убежден в этом на уровне подсознания. У нас ведь не модно смотреть обычное развлекательное кино, нам ведь подавай интеллектуальную пищу для ума. Так вот ребята, засуньте свой интеллект и свою высокую духовность себе в задницу. Потому что если вы не в состоянии радоваться и переживать как ребенок от трогательных и эмоционально сильных историй, то вы, скорее всего, уже не способны испытывать обыкновенные человеческие чувства и любить. Вы теряете человечность и превращаетесь в зомби, пусть очень умных и высокодуховных.


Это пост для тестирования сервиса rss2lj.net