среда, 25 мая 2011 г.

Особенности национальной утопии (об утопиях Ефремова)

Интересная точка зрения на "Туманность Андромеды" и "Час быка" от Morreth:

В очередной раз перечитывая «Туманность Андромеды» и «Час Быка», я восхищаюсь в первую очередь героической безнадежностью попытки объединить идею утопии и приключенческий сюжет. Конь приключенческого сюжета и трепетная лань утопии в одной упряжке — это истинное чудо. Характеры статичны, источником конфликтов и коллизий является «идиотский мяч»*, постоянно передаваемый от одного участника к другому, научные, философские и социальные концепции, озвученные автором и героями, наполовину устарели уже к моменту написания, но при этом книга читается, и читается с интересом! Удерживать внимание и интерес читателя за счет хорошего письма, проработанных характеров и тугой интриги — требует большого таланта, и таких талантов в фантастике полно. Удерживать интерес читателя 50 лет, заставляя картонных персонажей произносить ходульные речи и совершать бестолковые действия — это уже не талант. Это истинный гений. Когда читаешь пересказ «Туманности Андромеды» в Вики, — думаешь, что эту книгу ты бросил бы на третьей странице. Но самое книгу можно перечитывать бессчетное количество раз. Это чудо, и как всякое чудо, оно совершенно необъяснимо с рациональной точки зрения.

Ведь что такое утопия? Это описание идеального — с точки зрения автора — общества. Точка зрения автора может расходиться с точкой зрения читателя, от классический утопий Мора и Кампанеллы у нормального человека волосы встанут дыбом. Чтобы понять, как такое общество могло казаться кому-то идеальным, придется делать поправку на то, что один «кто-то» жил в стране, где «овцы пожирают людей», а второй писал свою книгу в застенке. С Ефремовым тоже нужно делать поправку на место и время жительства писателя, но к этому мы еще вернемся. Сейчас для нас главное — то, что утопия есть обществом идеальным, а в идеальном обществе туговато с конфликтами. А конфликт, как ни крути, движитель литературного сюжета. Нет конфликта — сюжет стоит; конфликт есть, но не разрешается слишком долго — сюжет провисает, конфликт разрешен так или иначе — сказочке конец.

Что делали писатели-утописты в «золотой век» утопий, чтобы читатель не уснул от скуки? Вводили в свой идеальный мир чужака, который рассматривал этот мир восхищенными глазами человека из мира неидеального. Но у Ефремова нет такого чужака, он сознательно избегал этого приема — «Мне хотелось взглянуть на мир завтрашнего дня не извне, а изнутри. Конечно, целиком это не получилось. Пришлось ввести в число действующих лиц историка — юную Веду Конг — и с ее помощью время от времени совершать путешествия в прошлое. Задача этих “исторических” отступлений — больше подчеркнуть особенности будущей эпохи». В ЧБ есть тормансианцы, но они у себя дома, и мир ефремовской утопии воспринимают опосредованно, через землян и то, что земляне изволят им показать. Напротив, читатель глазами землян рассматривает мир Торманса — по сути дела, наш мир. Взгляд землян, людей из утопии, дает читателю необходимый градус остранения, показывает привычные мерзости с непривычного ракурса.
Читать полностью.

Комментариев нет:

Отправить комментарий