вторник, 5 июня 2012 г.

Текущий кризис создаст новую форму капитализма?

Довольно интересное интервью с Анатолем Калецки (экономический редактор "Таймс", со-основатель консалтинговой фирмы GaveKal). Правда, от некоторых тезисов меня слегка плющит, но сама идея любопытна. Ничего конкретного, правда, по новой форме капитализма в интервью нет, читайте, мол, книгу "Capitalism 4.0: The Birth of a New Economy in the Aftermath of Crisis" Анатоля (впрочем, двести страниц рассуждений действительно трудно было бы уложить в интервью).
Спустя пятьдесят лет историки и экономисты будут упоминать текущий экономический кризис, как четвертую трансформацию капитализма со времени его возникновения. В моей книге я утверждаю, что то, что происходит сейчас - не очередной спад после очередного подъема, а кризис всей мировой экономики как системы, изменение того рода, что происходили ранее лишь трижды.

Я ставлю его в один ряд с инфляцией конца шестидесятых-семидесятых годов, которая породила совершенно иную форму капитализма - тэтчеризм и рейганомика абсолютно всем отличаются от кейнсианской социальной демократии, которую они заменили. Предыдущая системная трансформация началась с революции в России и закончилась Великой депрессией. Это изменение также создало новую форму капитализма, совершенно непохожую на классический капитализм девятнадцатого века. А еще более ранний системный кризис непосредственно породил капитализм в его начальном виде - это американская и французская революции, которые уничтожили аристократичесике сельские экономики и создали глобальный рыночный капитализм, столь живо описанный Марксом.

Таков же, с моей точке зрения, и четвертый системный кризис капитализма. В результате также возникнет новый вид капитализма, по прежнему основанный на частной собственности, конкуренции и выгоде, но фундаментально отличающийся при том от классического капитализма девятнадцатого века, от направляемой государством кейнсианской экономики и от рейгановского рыночного фундаментализма последних тридцати лет.

Что это будет за экономика? Что ж, я могу сказать, какие силы и идеи ее сформируют, но не как именно это произойдет. Каждый из предыдущих переходов капитализма изменял отношения между политикой и экономикой, государством и рынком, между способами принятия решений по принципу "один человек - один голос" и по принципу "один доллар - один голос". В классическом капитализме девятнадцатого века политика и экономика были различными сферами. После революции в России и Великой депрессии стало принято считать, что рынок не в состоянии регулировать экономику и власть управлять экономикой была передана в область полититики. В семидесятых мир пришел к диаметрально противоположному выводу: государственное вмешательство - зло, рынок всегда прав. В последнее десятилетие этот вывод был доведен до своего логического конца и даже дальше, что сделало текущий кризис много хуже предыдущий экономических пузырей. Контроль и сдержки были сняты с рыночных сил, и когда глобальная банковская системы подошла к обрыву, оказалось что никаких ограждений на краю нет. После банкротства Лемана их немедленно восстановили, но было уже поздно.

В следующей фазе капитализма возникнет новый баланс между государством и рынком – нечто отличное как от рыночного фундаментализма, провалившегося в две тысячи восьмом, так и от самоуверенного государственного управления, потерпевшего неудачу в семидесятых.

Как именно будут выглядеть такие реформы можно только предполагать - я делаю это во второй половине книги на протяжении около двухсот страниц. Но я не пророк, предсказания подобного рода вообще редко удаются. Даже наилучшие книиг по политической экономии, вспоминая Маркса или даже Платона, прекрасно разбирают, что происходит сейчас, но, в общем-то, оказываются не в состоянии предсказать, что будет дальше. Можно увидеть силы, ваяющие будущее, но не его точный облик.
Интервью с Анатолем Калецки Anatole Kaletsky on A New Capitalism via Mostly economics.

Комментариев нет:

Отправить комментарий