пятница, 30 марта 2012 г.

Экономика и финансы России: текущая ситуация. Тезисы выступления Иноземцева.

Оригинал взят у olga-euro в Владислав Иноземцев: взгляд за ширму.

Умный, четкий и честный - как всегда - текст Владислава Иноземцева о состоянии российской экономики, опубликованный им в Фейсбуке. По итогам прошлого года макроэкономические показатели России существенно улучшились: кризасное падение ВВП ппреодолено, инфляция упала, золотовалютные резервы пошли вверх. Но что находится за ширмой, на которой нарисована эта прекрасная картина? Далее текст автора:


Интересная конференция собралась в Черноббио на озере Комо (Роуч, Рубини, Фитусси, другие гуру). Ниже - тезисы моего выступления о России   Russia's current economic and financial position and outlook.  Theses for Villa d’Este event, March 2012

Несколько тезисов для обсуждения.

Первое. Россия вышла из финансового кризиса. ВВП достиг докризисных значений, преодолен скачок безработицы, валютные резервы увеличились до $513 млрд. (рекорд 2008 г. составлял $596 млрд.), бюджет в 2011 г. был относительно неожиданно сведен без дефицита несмотря на рост расходов за год на 1,6 трлн. руб., или на 14%. В 2011 г. инфляция упала до минималь­ного за постсоветский период уровня в 6,1%.Объем экспорта в $516 млрд. стал рекордным за всю историю СССР и России. Прибыль банков достигла $30 млрд., а капитал банковской системы – $180 млрд. Внешний долг правительства России составляет нетипичные для развитых стран 2,1% ВВП. В этом году страна собирается вернуться на рынок евробондов, и никто не сомневается, что это возвращение будет триумфальным. Фондовые индексы выросли в 3 раза с начала 2009 г.

В то же время совершенно очевидно, что эти успехи порождены двумя трендами. С одной стороны, это рост цен на нефть, которые с 2007 по 2011 г. выросли в среднем в 1,9 раза, а с осени прошлого года – более чем на 20%. Среднегодовая выручка от экспорта нефти и нефтепродуктов из России выросла с $36 млрд. в 2001 году до более чем $263 млрд. в 2011-м, т.е. в 7,3 раза. И этот рост, я убежден, не исчерпан, так как мировая экономика в целом готова потреблять дорогую нефть, а геополитическая нестабильность может служить повышению цен. С другой стороны, это реформы Владимира Путина, вернувшего государственный контроль над финансовой системой. За последние 12 лет налоговые поступления выросли в 9,5 раз при росте экономики в 2,1 раза; государственные банки стали основными игроками на финансовых рынках и мощным фактором роста инвестиций; борьба с нарушениями в экономической сфере стала намного более эффективной.

Значит ли это, что в стране не существует проблем? Отнюдь. То, что мы сегодня видим – это сочетание новой международной конъюнктуры с возвращением того, что было достигнуто страной в прежние периоды. Так, Россия в 2011 г. добыла товарного газа в на 2,7% больше, чем РСФСР в 1990 г., нефти – на 1,2% меньше (в то время как, например, Казахстан нарастил первый показатель в 3,0, а второй – в 4,7 раза). Промышленность России – даже добывающая – не развивается; она просто получает большие доходы от изменившейся конъюнктуры. Возвращение жесткой системы управления – также не изобретение Путина; это то, что имело место и раньше, в советский период, только объемы перераспределяемых ресурсов сейчас неизмеримо больше. Но и в том, и в другом случае страна находится сейчас на пределе. Повышение цен на нефть не приносит более эффекта: если в начале 2000-х годов ее рост на $10 за баррель обеспечивал около 3% экономического роста, то в 2010-2011 гг. – только 0,4%. Деньги, поступающие в страну, не находят продуктивного применения. То же самое касается и наведения порядка: сегодня государство забирает (вместе с коррупционной составляющей) так много денег, что производство становится невыгодным. Налоги и коррупция становятся важнейшими факторами роста издержек. Какой смысл производить что-либо в России, если цена на электроэнергию уже превышает цены в США и странах Центральной Европы, бензин дороже чем в Америке и Антимонопольная служба позволяет компании РусАл продавать алюминий по ценам на внутреннем рынке по ценам выше чем на LME? Отсюда самая большая проблема России – она достигла состояния, когда цены на внутреннем рынке во многом превышают мировые, а доходы населения отстают от европейских. Это противоречие практически неразрешимо. Экономика способна воспроизводиться, но практически не может развиваться.

Доказательством тому выступает попытка модернизации, которую начал реализовывать президент Медведев. Попытка очевидно не удалась: в 2008 г. на долю нефти, нефтепродуктов и газа пришлось 61,4% экспорта, тогда как в 2011-м – 62,3%. Доля инновационной продукции в общем объеме промышленного производства сокра­тилась с 8,3% в 2000 году до менее чем 5,5% в 2010-м. В стране не строится дорог и аэропортов. Все порты России переваливают грузов на 10% больше чем один порт Шанхая. Проблема заключена в том, что предприятия не ощущают потребности в конкуренции. Рост издержек перекладывается на потребителя, а их снижение достигается не инновациями, и импортом дешевых трудовых ресурсов из республик бывшего Советского Союза. В России и сегодня много талантливых инноваторов, но эти инновации не востребованы, так как их применение идет вразрез с интересами чиновников и монополистов. Зачем применять новые материалы на строительстве дорог, если их ремонт приносит миллионные прибыли? Зачем использовать более эффективные технологии производства цемента, если цены на жилье все равно растут, а прибыли позволяют не думать о новых технологиях? Чтобы изменить ситуацию, нужно либо допустить реальную конкуренцию, чего власть не хочет, либо ужесточить требования на основе введения новых стандартов, на что не хватает политической воли. Политика правительства дестимулирует инновации: например, бензин. 2005 год – закон о переходе на Евро-3, с 2007 г., потом отсрочка на полгода в 2007-м, потом на 2,5 года – в 2008-м, потом кризис 2011 г. и отмена требования. В выигрыше – государственная Роснефть, которая не сделала ничего по перепрофилированию заводов.

Неудача модернизации имеет три причины. Во-первых, экономически все заинтересованы в росте издержек, а модернизация – это повышение эффективности, то есть процесс, обратный их росту. Это невыгодно всей элите, которая получает главные доходы из коррупции и неэффективности. Во-вторых, политически модернизация предполагает отход от прошлого – но в России делается все для того, чтобы показать, что страна встает с колен, что прошлое ее достойно восхищения. Патриотическая риторика Путина подрывает любые мечты о модернизации. В-третьих, Путин утверждает мощь России через манипулирование энергетическими ресурсами – в таких условиях противоестественно строить индустриальную, а тем более инновационную экономику. Все это говорит о том, что реальная модернизация в России при нынешнем политическом режиме невозможна. Темпы развития промышленности и инфраструктуры по сравнению с Китаем, Бразилией или восточноевропейскими странами это подтверждают.

Теперь о перспективах. Их нужно оценивать в двух ракурсах – финансовом и экономическом. Россия – гигантский рынок, и ее вступление в ВТО и дальнейшее движение по пути рыночной либерализации открывает большие возможности перед экспортерами. Россия – место накопления значительных финансовых ресурсов, и ее фондовый рынок будет расти, хотя котировки акций и так непропорционально высоки (Газпром перед кризисом оуенивался в 35% ВВП России, Volkswagen – чуть менее чем в 2% ВВП Германии). Россия – страна, управляющая значительными финансовыми резервами и получающая огромные поступления от экспорта. Соответственно – это большой и недоразвитый финансовый рынок. Здесь можно делать успешные спекуляции, наращивать присутствие банковских структур, развивать торговые сети, вкладываться в долговые обязательства.

В чисто экономическом смысле, однако, Россия не пригодна для бизнеса. Власть не готова допускать конкуренции и намерена регулировать все и вся. Это, например, заметили компании, вложившиеся в энергетику и узнавшие, что переход к свободному ценообразованию, намеченный на 2011 г., был отложен. Издержки растут и будут расти из-за политики монополий, которые правительство только укрепляет. Самый известный промышленный проект – SSJ-100 – проваливается именно поэтому. Нет и не предвидится в ближайшем будущем хороших инженерных кадров. Крайне высоки издержки подключения к энергосетям и прочие бюрократические препоны для бизнеса. Кроме того, идет постоянный передел собственности, а судебная система несовершенна. Таким образом, мой основной совет – рассматривайте Россию как место для финансовых, а не производственных вложений.
В то же время общие перспективы относительно стабильны. Сейчас часто говорят, что Россия – это колосс на глиняных ногах, который рухнет как только упадут цены на нефть. Это не совсем так. Нефтегазовые доходы в той или иной степени обеспечивают около 40% доходов федерального бюджета или 4-5% ВВП (около $230 млрд. в год). Падение цен на нефть до $60-70 за баррель приведет к появлению бюджетного дефицита в 3-3,5% ВВП. Это вполне допустимый уровень, который можно возмещать заимствованиями или средствами Резервного фонда на протяжении 4-5 лет без напряжения для бюджета. Кроме того, в этом случае можно сократить часть крайне неэффективных государственных расходов. Так что катастрофы не будет. Более того, снижение курса рубля было бы крайне позитивно для экономики. Сейчас рубль стоит дороже, чем в 2001 г., хотя внутренние цены выросли в 4,5-6 раз. Его ослабление было бы очень значимым подспорьем для внутреннего сектора. При этом, повторю, мне не кажется, что сейчас существуют объективные причины для резкого снижения цен.

Политическая ситуация в стране также не вызывает тревоги. Владимир Путин был переизбран на пост президента относительно уверенным большинством, и его победа по существу не оспаривается даже противниками. Шансов на роспуск парламента также нет. Политическая реформа президента Медеведева ориентирована на раздробление оппозиции и делает шансы на изменение режима крайне маловероятными. Скорее всего, оппозиционные политики вступят в борьбу на региональных выборах и маргинализуются (повторят путь Лебедя в 1996-2000 гг.). В общем и целом, в финансовом отношении экономика России стабильна
В то же время не следует рассчитывать на уверенный рост российской  экономики. Неравномерное распределение доходов не ведет к быстрому росту покупательского спроса. Крайне высокие издержки сдерживают развитие производственной базы. Россия – единственная из emerging markets, в которых ВВП все последние 12 лет растет быстрее, чем промышленное производство, многие отрасли которого стремительно разрушаются. Существенно более высокий уровень жизни, чем в СССР обеспечен не только ценами на нефть, но и снижением доли инвестиций в ВВП с 37% в 1988 г. до менее чем 19% сегодня. По сути, страна все еще проедает советское наследие.

Россия – не соперник для Запада и не серьезный игрок в 10-15-летней перспективе. Это – не великая держава в военном и геополитическом отношении. Сегодня все военные силы группировок Центр и Запад не превышают боевой мощи армии Польши. На границах с Китем Россия уступает по основным видам вооружений в 8-16 раз. Интеграционныйпроект с Белоруссией и Казахстаном не способен принести синергии. Совершенно права Параг Ханна и другие авторы, считающие, что Россия – это мощная региональная держава, которая может воздействовать на соотношение сил между ведущими игроками, но которая не способна стать державой первого ряда (первого мира, по словам Ханны).

Все это не должно восприниматься как какой-то приговор. Опыт конца ХХ века показывает, что любая страна способна модернизироваться, что у любой страны есть конкурентные преимущества. Есть они и у России. Это, прежде всего, ее природные ресурсы и ее талантливый народ. Если когда-то возникнут предпосылки для конкурентной и эффективной разработки этих ресурсов и для освобождения креативных сил населения , Россия сможет успешно модернизироваться. Вопреки многим иллюзиям, Россия – это типично европейская страна с нормальной ментальностью и большим потенциалом. Единственное, что сдерживает ее рост – это политический режим, который сегодня приватизировал власть с еще большими выгодами для себя, чем в свое время успешные предприниматели 1990-х обратили в свою собственность общенародное достояние советского периода. Власть в России – это главный и самый выгодный вид бизнеса. Чиновники в стране не занимаются коррупцией – они просто делают собственный бизнес. И пока этот бизнес на власти не закончится, Россия не станет нормальной страной – не станет ни партнером, ни конкурентом западному миру.

Комментариев нет:

Отправить комментарий