суббота, 26 сентября 2009 г.

Страус по небу летал, критик опусы метал...

Некий критик написал:

Есть определенный тип читателей (мужского пола), которые не любят и не понимают человеческого в литературе. В романах они ищут технико-тактические характеристики танков, бомбардировщиков, гранатометов; читая описания сражений, настаивают на буквальном следовании доступным документальным источникам, как будто это имеет хоть малейшее значение (любая авторская вольность истолковывается как "отступление от исторической правды" с последующими требованиями расстрелять автора через повешение). Нюансы человеческой психологии им безразличны или даже раздражают, а вот упоминание в произведении Великой Державы вызывает восторг. Как правило, образование у таких читателей - высшее техническое, на жизнь зарабатывают инженерами (в лучшем случае), либо мелкой перепродажей, либо частным извозом. В браке несчастливы, что можно объяснить неготовностью смириться с наличием у жены человеческих слабостей. Обычное хобби - моделизм.

В целом к ним вполне подходит термин - "ушибленные оборонным сознанием".

Мое отношение - острая жалость, особенно с учетом их невеселых житейских перспектив. К старости лет от военной фантастики а-ля Анисимов или Федя Березин перейдут к газете "Завтра", а там и умрут в озлоблении на весь мир. Остается молить Всевышнего, чтобы вернул им разум до того, как это случится.

и далее:

Заступлюсь за технарей. Не в образовании дело. Точнее, не в его профиле. Знаю много людей гуманитарных специальностей, которые неспособны расслабиться и получать удовольствие от чтения, а все норовят придраться к неточностям: историческим, лингвистическим, юридическим и т.д.

Это такая гипертрофированная форма педантизма, что ли. Все они несчастные люди, чем бы ни занимались. Правда, сами этого не осознают.
Нет-нет, это иное. Одно дело - "синдром редактора", и совсем другое - тотальное неприятие всей гуманитарной составляющей культуры. В первом случае - чрезмерная фиксация на какой-то проблематике, во втором - узкий кругозор, приводящий к невозможности оценить произведение в целом. Хотя частные проявления могут совпадать, причины принципиально разные.

Думаю, то, что Вы называете способностью "оценить произведение в целом" благодаря "гуманитарной составляющей культуры" и широкому кругозору, на самом деле можно определить как талант читателя. А он, как деньги, или есть или нет. И не образованием закладывается, а генами и воспитанием. Конечно, определенный набор систематизированных гуманитарных знаний необходим, но он легко приобретается заинтересованным человеком и в обход пятилетней зубрежки в библиотечном институте.
А я и не привязываю жестко "талант читателя" к определенному типу образования. Просто отмечаю, что у того читательского подвида, который я описываю, есть такой характерный признак: высшее техническое. Это как с этническими преступными группировками. Не принадлежность к этносу делает людей бандитами, тем не менее национальная однородность таких банд - объективный факт.

От себя могу заметить, что есть симметричные, "ушибленные наступательным сознанием", люди, искренне неспособные понять, что правдоподобие характеров может отнюдь не искупать грубых ляпов в фактологии.

В повестях и рассказах они ищут исключительно нюансы человеческой психологии; описания снаряжения или сражений, данные в минимальном соответствии с историческими фактами наводят на них неимоверную скуку, как будто именно использование определенных орудий и технологий не диктует определенные стратегии действий; в произведениях, где демонстрируется, как новые технологии могут изменить общество в целом, настаивают на доскональнейшем описании душевных движений персонажа, как будто это имеет хоть малейшее значение. Нюансы в описании причин того, как и почему использование одинаковых, на первый взгляд, приспособлений способно привести к совершенно различным результатам,им безразличны или даже раздражают. Как правило, образование у таких читателей гуманитарное, на жизнь зарабатывают преподавателями(в лучшем случае), либо "офис-менеджерами", либо продавцами-консультантами-операционистами. В браке несчастливы, что можно объяснить неготовностью смириться с наличием у супруга человеческих слабостей.

Что касается такого читателя, которого мы имели в ... году, мы сейчас и отдаленно не имеем "таланта читателя", то несколько непонятно, закладывается он все же образованием и воспитанием или генами. Потому как или мы признаем образование частью воспитания (в какой период жизни люди обычно получают образование, э?), или врожденным свойством "небыдла". Или придется согласиться, что тут все как-то сложнее, чем можно выразить в двух словах и дихотомии...

Ах, оказывается, одновременно писать интересно и про людей и про факты сложно? Может, для этого еще и усилия приходится прикладывать? Надо же, какая неожиданность: нигде не получается ничего не делать и при этом что-то хорошее получить как результат!

Уж сколько лет твердили миру, что произведение - вещь сложная, комплексная. Так что и "железячники" не вполне правы и не-железячники. Но когда такую чушь пишет критик!

UPD:
Идеально прописанные красивым литературным языком психологические портреты героев, снаряжающих АК-74 трофейными патронами от М-16 или путающих линейный корабль, линейный крейсер, броненосный крейсер и тяжелый крейсер (это, кстати, 4 радикально отличающихся класса кораблей) выглядят не меньшей туфтой.
Как известно, если смешать 1 кг варенья с 1 кг дерьма - получится 2 кг дерьма. Причем независимо от того, первый или второй килограмм варенья подменить килограммом дерьма :)
Но скупое и сухое описание персонажей оставляет место фантазии читателя - тогда как "железячные" ошибки автоматом переводят произведение в разряд шлака, поскольку никакая фантазия не позволит объяснить, как патрон 5,56х45 будет использоваться в оружии, созданном под 5,45х39.

Видите ли, многие люди вовсе не в курсе отличий линкора от всяких прочих (например, для меня это всё просто здоровенные корабли с пушками, и всё). А некоторые даже не в курсе калибра АК-47 — не интересует их оно, их больше интересует, что именно происходило на броненосном тяжёлом линкоре и кого убили из АК, снаряженного пофиг каким патроном. Кстати, подобная ошибка может произойти разве что из "железячного" по сути своей стремления к излишней точности, кому какая разница, чем там заряжено: "Вася зарядил автомат, прицелился, прогремел выстрел, и мерзкий гад упал замертво". Если, конечно, вещь не написана специально для того, чтобы просветить неразумных о разлиях калибров.

Возможно, лично вам невнимание к техническим деталям и кажется преступлением против разума, но автор указал на такую особенность "железячников", как фанатизм.

Эталонный случай, блин. "Мне этот ляп не бросается в глаза, значит, он не имеет значения ни для кого вообще."

Ну да, меня тоже в литературном произведении больше интересует "что именно происходило на броненосном тяжёлом линкоре и кого убили из АК", чем точное количество лошадиных сил машины линкора. Вот только, когда автор начинает писать в духе "Вася зарядил автомат" обычно получается УГ, если же он хочет добавить некоторое количество деталей, то любая такого рода ошибка все же неприятно царапает, пусть и не режет, взгляд. И когда их много (например, человек решил написать, "что-нибудь про "наших" в восемнадцатом веке", не удосужившись самому почитать что-нибудь по восемнадцатому веку помимо художки, причем современной нам)... В общем, узнавать, что происходит на линкоре после этого тянет уже гораздо меньше.

Комментариев нет:

Отправить комментарий