четверг, 29 июля 2010 г.

Онегин выхватывает пистолеты и серебряный клинок, удар, рапид... %)

У quod-sciam замечательное:
Представь себе, любезный читатель, брутального Хью Джекмана, а не то Рейфа Файнса, английского прямо Онегина, в безупречном костюме денди, приезжающего в деревню под компьютерными, хорошо нарисованными, небесами, прелестный уголок. Смутные слухи о смерти дяди, зима, — я помню, помню, что до зимы в оригинале далеко, но она нам нужна для сюжета, — смеркается рано, прислуга шепчется и боится выходить в темноте, воет ветер в трубах, трепещет пламя чадящей свечки, кто там?.. Владимир Ленский, сосед ваш, бледен и интересен, в галстухе а-ля Бруммель, приехал запросто знакомиться, дальше вы знаете, от делать нечего друзья.

Героини, романтическим каноном заповеданные блондинка с лёгким сердцем, хохотушка и любительница танцев, и брюнетка-визионерка, которая всё томится да боится, коллизия приходит в премилое соприкосновение с "Дракулой" Брэма Стокера, Татьяна открывает Онегину свои страхи, он во время танца видит следы укусов на шее Ольги — не пошлый мадригал ей шептал герой, шею осматривал под кружевной косынкой! — бой с Ленским, верный "Лепаж" с серебряной пулей, вовремя поданный слугой, охота за Ольгой, но та, мощным ударом нежити сломав шею няне, своим телом закрывшей Татьяну, бежит в возке мимоезжего улана... оплачем судьбу бравого офицера.

Онегин, разумеется, пускается в погоню за блондинкой-вампиром.
Настигнув её в одном из европейских городов, он завершает охоту и спешит назад, но дом Лариных пуст, и лишь старик станционный смотритель говорит, что барыня старая давно уехали и дочь с собой увезли, а та всё болела. Герой наш, натурально, полон решимости отыскать несчастную девушку, но следы её теряются в российской распутице. В отчаянии и тоске возвращается Евгений в Петербург.

И вот, однажды на балу толпа удачно расступается перед камерой, и в правильной перспективе возникает знакомое лицо — но что это?.. полно, ужель та самая Татьяна?.. музыка играет тревожно, зритель перестаёт хрустеть попкорном и вжимается в кресло, зная, что музыка такая не к добру. Татьяна словно не узнаёт Онегина, она холодна и далека, где пятна слез?.. их нет, их нет!.. Бессонной мучительной ночью Онегин пишет героине, потом бросает исчирканный лист в камин, это вам не XIX век, чтобы эпистолярничать подолгу, и мчится через утренний город, не повязав галстуха, — растрёпан, не совсем брит, весьма привлекателен для дамской части аудитории, хотя и совершенно вне контекста эпохи, — он должен, должен знать, в чём дело!..

Дом безлюден.
Подобно персонажу компьютерной бродилки, Онегин преодолевает анфиладу покоев, слышит звуки рояля, идёт на музыку, и в дальней комнате с задёрнутыми тяжёлыми шторами, сквозь которые, а как же, не проникает луч света, обнаруживает княгиню, играющую тему любви из первой части фильма. Короткий разговор, случайный взгляд в сторону — и страшная правда открывается герою: Татьяна не отражается в лаковой крышке.
Евгений в отчаянии и ужасе простирает руки к любимой — но та шипит, словно кошка, и выскальзывает за дверь. Армия вампиров, возглавляемая мужем Татьяны, начинает стекаться к музыкальному салону.

— Позор!.. Тоска!.. — выводит музыка, и тут вступают мощные электрические басы. — О, жалкий жребий мой!..
Онегин выхватывает пистолеты и серебряный клинок борца с нежитью, первый удар, красивый рапид, стоп-кадр фиксирует героя в минуту, злую для него, титры.
Отсюда.

Комментариев нет:

Отправить комментарий