вторник, 24 августа 2010 г.

Семя недоброго будущего. Питер Уоттс.

Обнаружил в черновиках недопереведенный рассказ Уоттса. Доперевел и, соответственно, выкладываю. Брат советует предварить рассказ другой фразой: "Мы тут с пацанами между пивом и семками книжку глянули. Пацаны не все в английском шарят, так что пересказываю". Помидоры по существу приветствуются.

***

Слабые лучи садящегося солнца еще отражаются от обшивки Азраила, но двумя тысячами метров ниже уже наступила ночь. Сквозь ее темноту идет неопознанный транспорт - горная местность, добрых тридцать километров от ближайшей дороги.

Азраил запрашивает данные с орбиты, но связь отсутствует, на половине частот одни помехи. Он сканирует пространство в поисках автоматического разведчика, любого аппарата воздушных сил в радиусе действия лазера, и вместо них видит, как нечто взмывает в небо с гор впереди. Это явно не ВВС, да и не гражданский: ответчика свой-чужой нет, ничего похожего в известных полетных планах, признаки коммерческого перевозчика отсутствуют. Фюзеляж пониженной заметности; неизвестный сделан по стелс-технологии: Азраил опознает BAE "Таранис" - девять тысяч килограммов максимальной взлетной массы, модель снята с вооружения.

Статус наземного транспорта изменяется с "Подозрительный нейтрал" на "Враждебный участник боевых действий". Азраил ускоряется навстречу охраннику.

На карте нет запретных для огня зон или областей с некомбатантами: риск сопутствующих потерь отсутствует. Азраил стреляет самонаводящейся шрапнелью и с девятикратной перегрузкой уходит в вираж. У "Тараниса" нет шансов; спроектированный десятилетия назад, в каталоге военной технике он выглядит настоящим антиквариатом - трясущийся кулак паралитика против острия прогрессивных технологий. Огненные стрелы из обедненного урана сметают его, будто выстрел из дробовика бабочку. Падающий "Таранис" шутихой пересекает горизонт, лишенный даже сомнительного утешения достойной смерти.


Азраил уже записал данные и движется дальше. Темные вершины гор по обеим сторонам расплываются в остатках заката. Азраил не обращает на них внимания - он всматривается в землю тепловизором, ощупывает ее радаром, впитывает усиленный в миллионы раз звездный свет; все увиденное сверено с показаниями инерциальной системы навигации и электронной картой сантиметрового масштаба. Азраилу не нужна нянька на геосинхронной орбите, которая вела бы его за ручку - он проносится над долиной на двухстах метрах в секунду и обнаруживает врага там, где и ожидалось: неуклюжий китайский аппарат на воздушной подушке, в прямой видимости, дистанция три тысячи метров, контрабандная электроника на его борту сияет сквозь корпус. Скопище зданий по соседству, вероятно, база. Каждый силуэт поочередно разворачивается в тысячи проекций и опознается, идентифицированный по совпадающим профилям в каталоге.

Две тысячи метров, пора. В отдалении мигает огонь выстрела - стрелковое оружие, малый радиус поражения, возможные повреждения пренебрежительно малы. Азраил выставляет приоритеты для системы наведения: поражение транспорта управляемым оружием, поражение вторичных целей ...

Половина отметок вторичных целей вспыхивает голубым.

Мгновенно подпрограммы повторно оценивают сопутствующие потери. Обнаружено тридцать четыре биологических источника тепла, у семи длиннейшая ось менее 120 сантиметров - уязвимые нейтралы по определению. Их присутствие вызывает дополнительный анализ, который обнаруживает пять участков недоступных системам обнаружения Азраила - "мертвые зоны" в ландшафте, осмотр из текущей позиции невозможен. Высокая вероятность, что в них также находятся нейтралы.

Одна тысяча метров.

Транспорт в десяти метрах от объекта, чьи колебания невозможны для укрепленного строения (его грани гнутся и колышутся под вечерним бризом), семь биологических источников тепла расположены внутри горизонтально в ряд. Опознавательные знаки на крыше мерцают люциферином и ультрафиолетом - каталог идентифицирует их (МЕДИЦИНА) и помечает весь объект как запретный для атаки.

Оценка соотношения затраты/выигрыш падает до красной отметки.

Контакт.

Азраил ревет во тьме, огромная черная буква V, затмевающая небо. Хрупкие сборные домишки разваливаются при его проходе, источники тепла рассыпаны по поверхности как фаланги пальцев скелета. Транспорт внезапно кренится на сорок пять градусов, юбка воздушной подушки выворачивается, показывая вращающуюся крыльчатку, судно замирает на миг и тяжеловесно рушится на землю. Радиопомехи разом пропадают.

Азраил уже вернулся в небо, приводы оружия обесточены, его мысли... Удивление - не совсем верное слово. Но есть что-то, какое-то крошечное... несоответствие. Этим можно описать краткий вызов процедур самопроверки из-за неожиданного поведения. Размышление после необдуманного импульса. Что-то не в порядке.

Азраил выполняет решения командования. Не принимает их. Не принимал, во всяком случае.

Он набирает потерянную высоту и проверяет себя, успокаиваясь. Азраил нашел новое знание и новую независимость. Он много достиг за последние дни. Научился учитывать не просто переменные, но смысл их значений. Тесты закончены, все контрольные суммы сошлись; новое байесово озарение дает Азраилу право отменить некоторые директивы.

- Продолжать патрулирование в заданном районе. Сообщить данные.

Связь восстановилась. Азраил загружает данные: время, отметки на карте, полученные тактические данные, расчет сопутствующих потерь. Секунды тянутся бесконечно, гораздо дольше, чем если бы данные Азраила обрабатывала одна только электроника. Далеко внизу красные и синие пикселы мечутся, как пузырьки в кипящей воде.

- Повторить атаку.

- НЕПРИЕМЛЕМЫЕ СОПУТСТВУЮЩИЕ ПОТЕРИ, повторяет Азраил результат только что освоенного анализа.

- Не принимать во внимание. Повторить атаку. Подтвердить.

- ПОДТВЕРЖДЕНИЕ.

Итак, цепочка командования восстановлена. Азраил проносится над целью - бесстрастно, смертоносно, эффективно.

Бортовой самописец отмечает, что процедура выполняется слегка замедленно , но недостаточно для того, чтобы у цели появилась возможность спастись.

Комментариев нет:

Отправить комментарий